?

Log in

No account? Create an account

Игорь Андреев отрывки

Зашел в вагон метро и увидел ее. Она мне
сразу понравилась. Темные волосы, пухлые губки, вырази-
тельные глаза. Читала книгу. Я сразу подошел:

– Про любовь?

Она подняла глаза, отрицательно покачала головой и от-
ветила:

– Нет.

Назвала имя какого-то автора, кажется, французского.

Я уже знал, что она мне нравится, и сразу относился к
ней так, как будто мы давно знакомы, только почему-то до
сих пор не только не подружились организмами, но даже не
знаем телефоны друг друга. Я сказал:

– Я на следующей станции выхожу. А ты?

– А я нет.

– Я на «Тверской».

– А я на «Третьяковской».

– Тебя как зовут?

– Вера.

– А меня Игорь.

– Очень приятно.

– Очень взаимно.

И еще какие-то слова.

Поезд остановился, двери разъехались. Я протянул ей
свой мобильник:

– Набери свой номер. Я тебе потом позвоню. Поскорее,
а то сейчас двери закроются.

Она взяла и стала набирать цифры. Двери начали схло-
пываться. Я заблокировал дверь ногой. Поезд стоит. Весь
вагон смотрит на нас. Наконец, она закончила набор и вер-
нула мне телефон.

– Ну пока!

– Пока.

Я быстро выскочил, двери гулко ударились друг о друга.

Через пару дней, еще во время тренинга, мы созвони-
лись. Гуляли в сквере за Московским дворцом молодежи
на «Фрунзенской». На ней были необычные украшения из
серебра (сама заказывала у мастеров в Турции), какие-то
невероятные длинные бусы с цветными камнями. Болтали
о чем-то, сидя на скамейке. Она строила из себя очень ум-
ную девушку, что меня безумно веселило. Когда она в оче-
редной раз что-то говорила с серьезным видом, я взял ее
за подбородок. Во время долгого поцелуя она держала
глаза закрытыми. Когда я от нее оторвался, она открыла
глаза и вернулась в роль умной девочки – начала, как ни
в чем ни бывало, говорить с того места, на котором я ее
прервал. Я развеселился и подумал: «Интересно, а в пос-
тели она тоже умная девочка?»

К сожалению, я угадал. Но это выяснилось намного поз-
же. А в этот раз мы немного пообщались, она дала понять,
что оч-ч-чень непростая девушка, мы попрощались и разбе-
жались

С тех пор прошло дней десять. И вот я вернулся в Москву.
Позвонил ей. Она сказала, что ей, видите ли, не вполне яс-
но, зачем нам встречаться.

– Да ладно, че ты, – сказал я, – просто приятно пообща-
емся. Ты мне понравилась, я хочу тебя увидеть.

Встретились, как в классических книжках, которых я ни-
когда не читал, но слышал, что они существуют, возле памят-
ника Пушкину. Пошли гулять по Страстному бульвару. Прият-
но болтали ни о чем. Я обратил внимание на то, что тщатель-
но фильтрую свою речь, выбираю выражения, слежу за ее
реакциями. Автоматически включилась привычка напря-
гаться, выработанная на пикап-тренинге. Я не до конца нас-
тоящий, не спонтанный, и мне это не нравится.

За кинотеатром проходила выставка фотокартин на
больших стендах. Какие-то тигры. Я показал пальцем на
тигрицу и сказал:

– Смотри, Вера. Это ты. По-моему, она красивая самка.

– Ага, – ответила она, глядя на тигра рядом, – а это, на-
верное, ты. Глаза такие же наглые.

– Как ты думаешь, когда они занимаются сексом, она ку-
сается или нет?

– Я думаю, очень сильно кусается…

В конце бульвара, возле самого перекрестка, когда мы
говорили о чем-то еще, я пригласил ее к себе.

– Зачем?

– Как зачем? Ты что, не знаешь, зачем люди ходят в гос-
ти? Чтобы не сидеть на улице. Просто побыть вместе, прият-
но, никто не отвлекает. Нам будет хорошо.

И тут она сказала фразу, которая меня слегка выбила из се-
бя:

– Я знаю, что мужчины вот так говорят, побыть вместе, а
сами думают: «Как хорошо в твоих красивых губках смот-
релся бы мой член»!

Я на секунду потерялся. О своем члене в связи с ее губка-
ми я еще не думал. То есть, конечно, она мне понравилась в
первую очередь именно как женщина, красивая самка, а
уже потом всякий там ее богатый внутренний мир, глубокий
ум и прочие занавески с цветочками. Но именно про свой
член в ее губках – такое мне в голову не приходило.

– Да, – я пристально посмотрел на ее губы и глаза и
улыбнулся, – действительно, будет смотреться хорошо.

Она начала своим вечно сдержанным голосом нести ка-
кую-то ахинею насчет того, что нам нет смысла ехать ко мне
и вообще нет смысла встречаться.

Хорошо, что она так сказала. Помогла мне взорваться.

– Вера, еб твою мать, ты что, охуела?! – сказал я повы-
шенным тоном. – Ты сама подумай, что говоришь! Ты веч-
но ищешь какие-то рациональные вещи! Какой-то смысл!
Ты внимательно посмотри на меня! Я с тобой уже целый
час болтаю ни о чем, вместо того, чтобы важными делами
заниматься! В этом нет ничего рационального! Какой на
хуй смысл?!

Я говорил быстро, жестикулировал, меня будто разрыва-
ло изнутри. И хотя я почти кричал, да еще обильно материл-
ся (что крайне не желательно делать с женщиной до
первого секса), я был в отличнейшем состоянии. Прилив
энергии, радость. И она это чувствовала – не испугалась,
наоборот, погрузилась в меня глазами.

– Вера, как ты думаешь, на хуя я сюда, блядь, приехал?!
Попробуй угадать, а?! Я сюда приехал потому, что ты мне
нравишься, и это очень нерационально! В этом нет никако-
го смысла!

– Не матерись!

– Не матерись? Охуительное предложение!

– Ты можешь не материться?!

– Я могу что угодно, но сейчас правила приличия меня
не волнуют! Я уже, блядь, не могу не материться, потому
что заебался притворяться хорошим и правильным маль-
чиком! Вот скажи, что мне думать и как себя с тобой вес-
ти? Я, значит, встречаю бабу, которая мне нравится, а она
мне говорит, что, видите ли, нам нет смысла встречаться,
потому что это, по ее мнению, как-то не вполне перспек-
тивно. Может быть, мне выписать тебе гарантийное пись-
мо? Ты не стесняйся, скажи, я прямо сейчас напишу! Так и
напишу: гарантийное письмо – выдано Вере Игорем в
том, что ей можно расслабиться и перестать ебать Игорю
мозги, потому что у Веры с Игорем все очень перспектив-
но и все будет хорошо. И поставлю круглую печать синего
цвета! Может быть, так и сделаем?

Я замолчал и пристально посмотрел ей в лицо. Мне пон-
равилось его преображение. На нем привычные рефлексы
– например, механически отрицательная реакция на мат.
(Только плохие девочки позволяют мужикам материться в
своем присутствии, хорошие девочки должны лицемерно ос-
корбляться). В то же время лицо оживилось, глаза заблесте-
ли. Короче, начала размораживаться. Начало разморозки
подтвердилось следующей же фразой:

– У тебя нет синей печати.

Ее глаза уже улыбались.

– Да, действительно. Значит пиздец, жизнь не удалась.
Впрочем, я могу ее нарисовать синей ручкой.

– У меня есть печать.

Оказалось, она врач. У каждого врача есть личная пе-
чать.

– Отлично! Жизнь начинает налаживаться! Охуеть, как
нам с тобой повезло!

– Ты можешь хоть иногда не материться?

– Ради тебя я могу пойти на любые подвиги. Даже готов
временно не говорить слово «хуй».

Потом мы съехали на какие-то другие темы и договори-
лись вскоре поехать ко мне домой. Не сейчас, потому что у
нее вечером встреча с пациентом, который хорошо платит.
Послезавтра.

Конечно, наш разговор на Страстном бульваре я не пом-
ню дословно. Было намного больше междометий и непере-
даваемых словами невербальных сообщений. Я взорвался,
почти кричал и тряс ее за плечи. Она меня одергивала, на-
езжала на меня за то, что я себя «неприлично веду», и, как
ни странно, зачарованно наблюдала за неприличным пове-
дением. Мы препирались, спорили и задирали друг друга.
Очень комично, эмоционально, в общем, почти как в лати-
ноамериканских сериалах. Прикольно…

Через несколько дней я встретил ее у выхода из метро
«Полежаевская». Зашли в троллейбус. Она в шоке. Хло-
пает глазами, озираясь по сторонам. Мы попали в час
пик, люди в мокрых от предосеннего дождя куртках тол-
кают друг друга и нас. Я прижал ее к стенке в резиновом
стыке двух половинок троллейбуса, так чтобы она не чув-
ствовала давления толпы. Она сказала, что сто лет не ез-
дила в троллейбусе. Ездит до метро и обратно на
маршрутке. А еще тонко, но выпукло подчеркнула, что
вообще ее возят на машинах мужики, которые ее хотят,
которым она позволяет оказывать ей внимание и делать
услуги, но ничего больше. Я ответил:

– Вот видишь, как тебе сегодня повезло! Наконец-то ты
имеешь дело с мужчиной, который не собирается тебя поку-
пать. К тому же троллейбус – это круто. Здесь кипит жизнь.
Welcome to the real world! Наслаждайся!

Она что-то фыркнула по инерции, с очень серьезным ви-
дом. Мол, какой ужас. Я слегка улыбался, молчал и внима-
тельно смотрел не нее. «Если она сейчас строит из себя
принцессу, то пусть, я посмотрю на шоу, – подумал. – По-
фыркает и перестанет. А если перейдет к наездам о том, как
«должен» заботиться о женщине «настоящий мужчина», то
пошлю на хуй. Наконец, если она и вправду настолько неп-
ривычна к общественному транспорту, ничего страшного,
пусть привыкает. Если хочет, пусть приезжает ко мне на так-
си».

Comments

November 2013

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com