snif85 (snif85) wrote,
snif85
snif85

  • Music:

Игорь Андреев отрывки

Зашел в вагон метро и увидел ее. Она мне
сразу понравилась. Темные волосы, пухлые губки, вырази-
тельные глаза. Читала книгу. Я сразу подошел:

– Про любовь?

Она подняла глаза, отрицательно покачала головой и от-
ветила:

– Нет.

Назвала имя какого-то автора, кажется, французского.

Я уже знал, что она мне нравится, и сразу относился к
ней так, как будто мы давно знакомы, только почему-то до
сих пор не только не подружились организмами, но даже не
знаем телефоны друг друга. Я сказал:

– Я на следующей станции выхожу. А ты?

– А я нет.

– Я на «Тверской».

– А я на «Третьяковской».

– Тебя как зовут?

– Вера.

– А меня Игорь.

– Очень приятно.

– Очень взаимно.

И еще какие-то слова.

Поезд остановился, двери разъехались. Я протянул ей
свой мобильник:

– Набери свой номер. Я тебе потом позвоню. Поскорее,
а то сейчас двери закроются.

Она взяла и стала набирать цифры. Двери начали схло-
пываться. Я заблокировал дверь ногой. Поезд стоит. Весь
вагон смотрит на нас. Наконец, она закончила набор и вер-
нула мне телефон.

– Ну пока!

– Пока.

Я быстро выскочил, двери гулко ударились друг о друга.

Через пару дней, еще во время тренинга, мы созвони-
лись. Гуляли в сквере за Московским дворцом молодежи
на «Фрунзенской». На ней были необычные украшения из
серебра (сама заказывала у мастеров в Турции), какие-то
невероятные длинные бусы с цветными камнями. Болтали
о чем-то, сидя на скамейке. Она строила из себя очень ум-
ную девушку, что меня безумно веселило. Когда она в оче-
редной раз что-то говорила с серьезным видом, я взял ее
за подбородок. Во время долгого поцелуя она держала
глаза закрытыми. Когда я от нее оторвался, она открыла
глаза и вернулась в роль умной девочки – начала, как ни
в чем ни бывало, говорить с того места, на котором я ее
прервал. Я развеселился и подумал: «Интересно, а в пос-
тели она тоже умная девочка?»

К сожалению, я угадал. Но это выяснилось намного поз-
же. А в этот раз мы немного пообщались, она дала понять,
что оч-ч-чень непростая девушка, мы попрощались и разбе-
жались

С тех пор прошло дней десять. И вот я вернулся в Москву.
Позвонил ей. Она сказала, что ей, видите ли, не вполне яс-
но, зачем нам встречаться.

– Да ладно, че ты, – сказал я, – просто приятно пообща-
емся. Ты мне понравилась, я хочу тебя увидеть.

Встретились, как в классических книжках, которых я ни-
когда не читал, но слышал, что они существуют, возле памят-
ника Пушкину. Пошли гулять по Страстному бульвару. Прият-
но болтали ни о чем. Я обратил внимание на то, что тщатель-
но фильтрую свою речь, выбираю выражения, слежу за ее
реакциями. Автоматически включилась привычка напря-
гаться, выработанная на пикап-тренинге. Я не до конца нас-
тоящий, не спонтанный, и мне это не нравится.

За кинотеатром проходила выставка фотокартин на
больших стендах. Какие-то тигры. Я показал пальцем на
тигрицу и сказал:

– Смотри, Вера. Это ты. По-моему, она красивая самка.

– Ага, – ответила она, глядя на тигра рядом, – а это, на-
верное, ты. Глаза такие же наглые.

– Как ты думаешь, когда они занимаются сексом, она ку-
сается или нет?

– Я думаю, очень сильно кусается…

В конце бульвара, возле самого перекрестка, когда мы
говорили о чем-то еще, я пригласил ее к себе.

– Зачем?

– Как зачем? Ты что, не знаешь, зачем люди ходят в гос-
ти? Чтобы не сидеть на улице. Просто побыть вместе, прият-
но, никто не отвлекает. Нам будет хорошо.

И тут она сказала фразу, которая меня слегка выбила из се-
бя:

– Я знаю, что мужчины вот так говорят, побыть вместе, а
сами думают: «Как хорошо в твоих красивых губках смот-
релся бы мой член»!

Я на секунду потерялся. О своем члене в связи с ее губка-
ми я еще не думал. То есть, конечно, она мне понравилась в
первую очередь именно как женщина, красивая самка, а
уже потом всякий там ее богатый внутренний мир, глубокий
ум и прочие занавески с цветочками. Но именно про свой
член в ее губках – такое мне в голову не приходило.

– Да, – я пристально посмотрел на ее губы и глаза и
улыбнулся, – действительно, будет смотреться хорошо.

Она начала своим вечно сдержанным голосом нести ка-
кую-то ахинею насчет того, что нам нет смысла ехать ко мне
и вообще нет смысла встречаться.

Хорошо, что она так сказала. Помогла мне взорваться.

– Вера, еб твою мать, ты что, охуела?! – сказал я повы-
шенным тоном. – Ты сама подумай, что говоришь! Ты веч-
но ищешь какие-то рациональные вещи! Какой-то смысл!
Ты внимательно посмотри на меня! Я с тобой уже целый
час болтаю ни о чем, вместо того, чтобы важными делами
заниматься! В этом нет ничего рационального! Какой на
хуй смысл?!

Я говорил быстро, жестикулировал, меня будто разрыва-
ло изнутри. И хотя я почти кричал, да еще обильно материл-
ся (что крайне не желательно делать с женщиной до
первого секса), я был в отличнейшем состоянии. Прилив
энергии, радость. И она это чувствовала – не испугалась,
наоборот, погрузилась в меня глазами.

– Вера, как ты думаешь, на хуя я сюда, блядь, приехал?!
Попробуй угадать, а?! Я сюда приехал потому, что ты мне
нравишься, и это очень нерационально! В этом нет никако-
го смысла!

– Не матерись!

– Не матерись? Охуительное предложение!

– Ты можешь не материться?!

– Я могу что угодно, но сейчас правила приличия меня
не волнуют! Я уже, блядь, не могу не материться, потому
что заебался притворяться хорошим и правильным маль-
чиком! Вот скажи, что мне думать и как себя с тобой вес-
ти? Я, значит, встречаю бабу, которая мне нравится, а она
мне говорит, что, видите ли, нам нет смысла встречаться,
потому что это, по ее мнению, как-то не вполне перспек-
тивно. Может быть, мне выписать тебе гарантийное пись-
мо? Ты не стесняйся, скажи, я прямо сейчас напишу! Так и
напишу: гарантийное письмо – выдано Вере Игорем в
том, что ей можно расслабиться и перестать ебать Игорю
мозги, потому что у Веры с Игорем все очень перспектив-
но и все будет хорошо. И поставлю круглую печать синего
цвета! Может быть, так и сделаем?

Я замолчал и пристально посмотрел ей в лицо. Мне пон-
равилось его преображение. На нем привычные рефлексы
– например, механически отрицательная реакция на мат.
(Только плохие девочки позволяют мужикам материться в
своем присутствии, хорошие девочки должны лицемерно ос-
корбляться). В то же время лицо оживилось, глаза заблесте-
ли. Короче, начала размораживаться. Начало разморозки
подтвердилось следующей же фразой:

– У тебя нет синей печати.

Ее глаза уже улыбались.

– Да, действительно. Значит пиздец, жизнь не удалась.
Впрочем, я могу ее нарисовать синей ручкой.

– У меня есть печать.

Оказалось, она врач. У каждого врача есть личная пе-
чать.

– Отлично! Жизнь начинает налаживаться! Охуеть, как
нам с тобой повезло!

– Ты можешь хоть иногда не материться?

– Ради тебя я могу пойти на любые подвиги. Даже готов
временно не говорить слово «хуй».

Потом мы съехали на какие-то другие темы и договори-
лись вскоре поехать ко мне домой. Не сейчас, потому что у
нее вечером встреча с пациентом, который хорошо платит.
Послезавтра.

Конечно, наш разговор на Страстном бульваре я не пом-
ню дословно. Было намного больше междометий и непере-
даваемых словами невербальных сообщений. Я взорвался,
почти кричал и тряс ее за плечи. Она меня одергивала, на-
езжала на меня за то, что я себя «неприлично веду», и, как
ни странно, зачарованно наблюдала за неприличным пове-
дением. Мы препирались, спорили и задирали друг друга.
Очень комично, эмоционально, в общем, почти как в лати-
ноамериканских сериалах. Прикольно…

Через несколько дней я встретил ее у выхода из метро
«Полежаевская». Зашли в троллейбус. Она в шоке. Хло-
пает глазами, озираясь по сторонам. Мы попали в час
пик, люди в мокрых от предосеннего дождя куртках тол-
кают друг друга и нас. Я прижал ее к стенке в резиновом
стыке двух половинок троллейбуса, так чтобы она не чув-
ствовала давления толпы. Она сказала, что сто лет не ез-
дила в троллейбусе. Ездит до метро и обратно на
маршрутке. А еще тонко, но выпукло подчеркнула, что
вообще ее возят на машинах мужики, которые ее хотят,
которым она позволяет оказывать ей внимание и делать
услуги, но ничего больше. Я ответил:

– Вот видишь, как тебе сегодня повезло! Наконец-то ты
имеешь дело с мужчиной, который не собирается тебя поку-
пать. К тому же троллейбус – это круто. Здесь кипит жизнь.
Welcome to the real world! Наслаждайся!

Она что-то фыркнула по инерции, с очень серьезным ви-
дом. Мол, какой ужас. Я слегка улыбался, молчал и внима-
тельно смотрел не нее. «Если она сейчас строит из себя
принцессу, то пусть, я посмотрю на шоу, – подумал. – По-
фыркает и перестанет. А если перейдет к наездам о том, как
«должен» заботиться о женщине «настоящий мужчина», то
пошлю на хуй. Наконец, если она и вправду настолько неп-
ривычна к общественному транспорту, ничего страшного,
пусть привыкает. Если хочет, пусть приезжает ко мне на так-
си».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments